CBDC оставит вкладчиков с низкодоходными цифровыми деньгами, горящими в их виртуальных карманах

26.05.2021 | | 90

CBDC оставит вкладчиков с низкодоходными цифровыми деньгами, горящими в их виртуальных карманах

После десятилетий финансиализации экономической политики, сегодня крайне необходим разворот в сторону секторов реальной экономики. И США, и ЕС пытаются реализовать инфраструктурные проекты исторического масштаба и переход на новый технологический уклад. В этом процессе крайне важна роль цифровых валют центральных банков (CBDC). С другой стороны CBDC могут снизить стоимость заимствований еще ниже инфляции, оставив вкладчиков с низкодоходными цифровыми деньгами, горящими в их виртуальных карманах. Об этом пишет обозреватель Bloomberg Альберто Галло.

По данным Банка Международных Расчетов (БМР), более 85% центральных банков мира работают над введением с цифровых валют центральных банков. Народный Банк Китая уже внедрил цифровой юань, а Европейский центральный банк (ЕЦБ) заявил о запуске цифрового евро к 2025 году. Глава ФРС США Джером Пауэлл заявил, что летом 2021 года Федрезерв подготовит пакет документов по запуску цифровой валюты. Банк Англии также изучает данный вопрос.

CBDC могут революционизировать денежно-кредитную политику. Так называемые «GovCoins» могут отражать фиатную валюту каждой страны, используя технологию блокчейна для усиления надзора за центральным банком. Архитектура CBDC будет определять, сколько информации центральные банки будут иметь об отдельных транзакциях. Теоретически, цифровой доллар, использующий блокчейн, может обеспечить идентификацию каждого покупателя и продавца в транзакции, предоставляя ФРС данные в режиме реального времени об отдельных «кошельках». Это может дать ФРС возможность выравнивать процентные ставки на различных уровнях для разных секторов экономики или регионов, а не полагаться на коммерческие банки в вопросах осуществления монетарной политики. Национальный Банк Китая, который определяет политику с учетом индикаторов отдельных секторов и провинций, уже делает это при помощи своего цифрового юаня.

Еще одним побочным эффектом введения CBDC является то, что это приведет к уменьшению количества банкнот в обращении, а с меньшим количеством банкнот в обращении может исчезнуть эффективная нижняя граница процентных ставок. В нынешней денежно-кредитной системе существует физический уровень процентных ставок, поэтому учреждениям дешевле вырыть яму в земле и хранить банкноты, а не депонировать их в центральном банке.

В 2016 году немецкий «Commerzbank» исследовал возможность накопления миллиардов наличных денег в своих хранилищах, чтобы избежать отрицательных процентных ставок ЕЦБ. Этот физический предел, вероятно, находится около минус 1%. Но если бы CBDC полностью заменил банкноты, то центральные банки могли бы установить процентные ставки намного ниже, на уровне минус 2% или даже минус 3%, эффективно обложив налогом вкладчиков и сберегателей.

Одна из причин, по которой центральные банки стремятся добавить новые инструменты, заключается в том, что чрезвычайные меры, применявшиеся после финансового кризиса, такие, как количественное смягчение и отрицательные процентные ставки, не смогли обратить вспять дезинфляционное давление. Как отметил президент Федерального Резервного Банка Далласа Роберт Каплан, такая политика принесла пользу владельцам финансовых активов и увеличила неравенство в благосостоянии.

После двух десятилетий денежно-кредитной политики, основанной на финансовых активах, сегодня крайне необходим сдвиг в сторону инвестиций в сектора реальной экономики. И США и ЕС пытаются реализовать инфраструктурные проекты исторического масштаба, стремясь способствовать восстановлению, избегая при этом стагнации и устраняя неравенство.

По мере восстановления роста и инфляции центральные банки будут нормализовывать процентные ставки. Однако процесс может пойти совсем не так по трем причинам. Во-первых, исправить вековую стагнацию в течение нескольких месяцев будет нелегко после десятилетий политики, ориентированной на краткосрочный рост, а не на повышение производительности.

Во-вторых, количественное смягчение оставило компании и правительства с большими долговыми навесами, а рынки с чрезмерно высокими оценками. Как недавно писал ЕЦБ в в своем отчете о зомби-компаниях, сейчас компании зависят от государственной поддержки больше, чем когда-либо. Недавние торговые модели показывают, что рынки уязвимы к пересмотру процентных ставок. Это означает, что нормализация политики может снова потерпеть неудачу, как это было в 2013 и 2018 годах.

В-третьих, когда придет время сократить фискальные стимулы, правительствам, возможно, будет трудно уйти. Как сказал экономист Милтон Фридман, нет ничего более постоянного, чем временная правительственная программа. Если правительства будут бороться за восстановление полной занятости и сокращение неравенства, то вероятность новых денежных экспериментов возрастет.

В этом контексте «GovCoins» станет динамитом политики в инструментарии центральных банков. Они позволят ускорить электронные транзакции и лучше отслеживать движение денег по всей экономике. Они также могут более эффективно и целенаправленно внедрять стимулы для физических и юридических лиц. Впрочем, они же могут добавить властям возможность снизить стоимость государственных заимствований еще ниже инфляции, оставив вкладчиков с низкодоходными цифровыми деньгами, горящими в их виртуальных карманах. Как недавно сказал бывший член правления ЕЦБ Бенуа Кере — «это слон в комнате».

Федрезерв США готовит документы по выпуску цифрового доллара

ЦБ России планирует создать прототип цифрового рубля до конца 2021 года

В Китае введут цифровой юань со сроком годности