Турция оказалась на пороге финансового кризиса

29.05.2021 | | 23

Турция оказалась на пороге финансового кризиса

Курс турецкой лиры рухнул до минимального в истории уровня — 8,6 лиры за 1 доллар. Среди причин резкого падения — опасения по поводу мировой инфляции, ожидания снижения ставок центробанком страны и тревога относительно возможных досрочных выборов. Об этом сообщает агентство «Reuters».

— «С начала 2021 года лира показывает худшую динамику среди всех валют развивающихся рынков. С середины марта, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган внезапно сменил главу центробанка, лира уже подешевела на 16%. Инфляция в Турции в апреле превысила 17%, но рынок считает, что центробанк все равно понизит ключевую ставку с текущих 19% в ближайшие месяцы. Тем временем восстановление мировой экономики подстегнуло темпы инфляции и доходность американских гособлигаций, что в свою очередь привело к оттоку средств инвесторов из активов развивающихся рынков. Это негативно влияет на курс турецкой валюты и оказывает повышательное давление на цены в стране, сильно зависящей от импорта», — пишет обозреватель «Reuters» Джонатан Спайсер.

Ситуацию в Турции прокомментировал в социальных сетях финансовый аналитик Евгений Коган. — «Реджеп Тайип Эрдоган недавно сместил заместителя председателя центробанка. Атака на ЦБ — это его давняя традиция. За последние два года турецкий президент отправил в отставку уже трех глав регулятора. Как правило, он смещает глав ЦБ, потому что недоволен высокой ставкой, установленной регулятором. Дело в том, что представители монетарных властей, как правило, придерживаются мнения о том, что высокая ставка, покрывающая инфляцию, помогает сдержать отток денег из Турции, а значит – полного краха турецкой лиры. Именно поэтому ЦБ Турции держит ставку на уровне 19%, при инфляции в 17%. С другой стороны, высокая ставка подразумевает рост расходов по займам. Это серьезное бремя для компаний и населения. Так что и нежелание властей повышать ставку тоже понять можно. Однако инфляция в Турции продолжает разгоняться, а лира – падать. И тут приходится чем-то жертвовать. Наверное, лучше терпеть высокую ставку, чем валютный кризис. Тем более, что у Турции очень серьезный внешний долг. А это долг, который надо выплачивать в иностранной валюте. В данном случае стабильность турецкой лиры играет первостепенную роль и высокие ставки ей необходимы», — пишет Евгений Коган.

— «Внешний краткосрочный долг Турции, то есть долг, который надо выплатить в течение этого года в иностранной валюте, в марте 2021 года составил 186 миллиардов долларов. Это четверть ВВП Турции. Причем 67% этого долга лежит на частном секторе, который вряд ли получит поддержку от регулятора в полной мере. На все это накладывается еще и страх инвесторов. Сегодня все боятся инфляции в США и сворачивания стимулов от ФРС. Растет индекс страха VXX и происходит отток денег из рисковых активов и, конечно, рисковых стран — в первую очередь, из Турции. Чем дешевле турецкая лира, тем больший долг в иностранной валюте придется выплачивать компаниям и банкам. И, судя по всему, обойдется не без дефолтов, которые легко могут привести к «двойному кризису»: валютному и банковскому. А то и к «тройному». Ведь, если будет объявлен дефолт по турецким гособлигациям, то добавится еще и долговой кризис. Если компании и банки не смогут рефинансировать долг, то их банкротства могут вылиться в цепочку банкротств других компаний и банков. Более того, чем больше будет риск дефолтов, тем больше инвесторов будут бежать из Турции, делая турецкую лиру еще слабее, а долги в иностранной валюте, соответственно, еще выше. Это может привести к дополнительному росту банкротств. И далее по цепочке», — отмечает аналитик.

— «Примечательно, что недавно эксперты «Wells Fargo» назвали Турцию самой уязвимой к внешнему долгу страной. Даже уже обанкротившиеся Аргентина и Венесуэла, стоят в этом списке ниже Турции. Тут, уже просто все комментарии излишни. Скорее всего, в 2021 году Турции не удастся избежать кризиса, который может стать ударом по всем остальным развивающимся рынкам. В первую очередь это отразится на странах региона, которые имеют с Турцией активные экономические связи», — подчеркнул Евгений Коган.

Следует отметить, что к числу таких стран напрямую относится и Грузия. Кроме того, Грузия может получить двойной удар — как напрямую, так и опосредованно — ввиду проблем в других странах, одновременно являющихся важными экономическими партнерами, как Турции, так и Грузии.