Грузии грозит дефицит и трехкратный рост цен на бытовую технику

10.06.2021 | | 42

Грузии грозит дефицит и трехкратный рост цен на бытовую технику

С 01 июля 2021 года вступает в силу новый технический регламент для всех технических устройств, работающих на природном газе. С этого момента на грузинском рынке можно продавать лишь то, оборудование, которое соответствует нормам данного регламента. Речь идет о системах отопления и горячей воды, газовых печах, обогревателях и комплекутющих к ним. Об этом сообщает агентство «Business Media».

По словам бизнесменов, сейчас на грузинском рынке просто нет продукции, которая соответствовала бы стандартам новых регуляций. — «Ни бизнес, ни потребитель пока не готов к новым стандартам. Более того, в случае если вхождение в силу новых регуляций не будет отсрочено, то на потребительском рынке просто не будет данной продукции. Возникнет дефицит. Что же касается продукции соответствующей новым регуляциям, то она элементарно гораздо дороже. Конечно, рано, или поздно, она дойдет до конечного потребителя, но по цене в 2-3 раза дороже, чем та, которая сейчас представлена на рынке», — отмечают бизнесмены.

— «Первое, что болезненно отразиться на населении — это значительный рост цен на продукцию. В частности товар, рассчитанный на средний сегмент, например нагреватель воды, обойдется в 2-3 раза дороже. Дело в том, что в соответствии с новым регламентом, компании — импортеры должны представить т.н. декларацию соответствия, которая отвечает стандартам Европейского Союза. Все это связано с расходами и с бюрократическими процедурами. То есть компании — производители техники должны будут пройти целый ряд процедур, на что может потребоваться до 9 меясцев», — заявила юрист компании «Термо центр» Софо Меканаришвили.

Аналогичные трудности связаны и с ввозом отдельных комплектующих. С их сертифицированием по евростандартам все еще сложнее. Компании — производителям просто будет не выгодно лезть в «бюрократическое болото» ЕС из-за каждой мелочи. В результате пострадает сегмент сервис обслуживания, а уже существующие гарантийные обязательства просто окажутся в подвешенном состоянии.

— «Согласно новым регуляциям обязательно представление деклараций соответствия, отвечающим стандартам Европейского Союза по каждой запасной детали. Такой практики нет ни в одной стране. Мы берем на себя гарантийные обязательства, которые рассчитаны на несколько лет. Получается, что мы просто уже не сможем завозить запчасти. Компании — производители прямо нам сказали, что оформлять сертификаты в ЕС на каждый отдельный шуруп никто ради нас не будет. Это приведет к нарушению тысяч гарантийных обязательств. В итоге пострадают рядовые потребители», — объяснила Софо Меканаришвили.

Еще одна проблема для бизнеса — это уже существующие складские запасы, а также та продукция, которая уже заказана, оплачена и находится сейчас в пути. После консультаций с агентством по надзору выяснилось, что после 01 июля будет не возможно не только ввезти, заказанную продукцию, а даже реализовать уже импортированный товар, находящийся в сети и на складах. По оценкам бизнесменов речь идет о товаре на сумму в десятки миллионов лари. Участнки рынка могут понести серьезнейший ущерб. Они видят выход в отсрочке вступления в силу новых регуляция и в срочном проведении консультаций с властями.

Выяснилось, что новые регуляции были приняты еще в начале 2020 года. Причем, они были приняты без каких либо публичных обсуждений и консультаций с участниками рынка. Бизнес узнал о них только в марте 2021 года, когда агентство по надзору просто начало рассылать свои предупреждения, с указанием новых требований и стандартов.

В настоящее время в курс дела поставлен аппарат бизнес-омбудсмена. Бизнесмены надеются, что бизнес-омбудсмен Нино Кветенадзе сумеет успешно справиться с ролью медиатора между участниками рынка и регулирующими органами. В противном случае стране грозит дефицит данного вида товаров, остановка гарантийного и сервис-обслуживания, а также трехкратный рост цен.

Напомним, что введение новых стандартов и регуляций напрямую связано с обязательствами, взятыми страной по итогам подписания договора «Об ассоциации Грузии с ЕС». Он был оформлен между сторонами еще в 2014 году.

По словам грузинского аналитика Вахтанга Мгеладзе, помимо общеизвестной — т.н. «парадной части», документ включает в себя более сотни страниц приложений. — «Только представьте себе: более сотни страниц приложений к договору представляют собой только лишь перечень тех нормативов, конвенций и регуляций, выполнение которых обязалась взять на себя Грузия, подписав данный договор. Причем, большая часть обязательств, которые взяла на себя Грузия не распространяется на многие страны — полноправные члены ЕС. Сам договор активно обсуждался в публичном пространстве. Тогда, как содержание приложений, как бы осталось за кадром. Поэтому «сюрпризов», подобных тому, что сейчас происходит с рынком бытовой газовой техники будет еще много», — отметил эксперт.

— «Лично я еще в 2014 году с площадок СМИ пытался обратить внимание на «подводные камни» в этом договоре. Ведь многие условия обязательств для Грузии элементарно не выгодны. Их выполнение крайне болезненно для страны, как в социальном, так и в макроэкономическом плане. Но, царящая тогда эйфория и всеобщее поклонение «священной корове» в лице ЕС затмило скучную детализацию. Вспомните хотя бы, как «мечтатели» и «националы», спорили друг с другом о том, кто из них в большей степени привел страну к «евроассоциации». Более того, тогдашний президент Георгий Маргвелашвили — с одной стороны и тогдашний, а сейчас уже и нынешний премьер Ираклий Гарибашвили — со второй стороны, даже столкнулись на почве того — кто будет позировать на подписании «сакрального договора». Конечно, тут всем было уже не до конструктивной критики и детального изучения пачек документов», — поделился грузинский евроскептик.

— «Тут важно понимать, что договор «Об ассоциации Грузии с ЕС» — это как раз в меньшей степени политический документ. По существу — это договор сугубо торгово-экономического характера. Поэтому подходить к нему нужно было именно соответствующим образом — сугубо прагматично. Сначала необходимо было изучить все детали обязательств, проанализировать текущую ситуацию и возможные риски, а также провести консультации с участниками рынков. После этого нужно было торговаться, торговаться и еще раз торговаться. Ведь, договор на то и договор, чтобы учитывать интересы обоих сторон. Интересы партнера, кем бы он ни был — это вовсе не истина в последней инстанции. Европейцы заложили в него по максимуму все, что только может быть выгодно их производителям и финансовым институтам. Бюрократы Евросоюза поработали отлично. Да, и в конце концов, они же не обязаны защищать интересы Грузии. Они то как раз представляют не Грузию, а ЕС. В этом плане нашим бюрократам у них есть чему поучиться. Пока весь грузинский политический класс находился в «евроэйфории», а медийная шумиха рисовала радужные перспективы, они протащили все, что только могут выжать из Грузии», — подчеркнул Вахтанг Мгеладзе.