Почему дорожает электроэнергия или как Грузия стала «криптовалютным раем»

15.04.2021 | | 75

Почему дорожает электроэнергия или как Грузия стала «криптовалютным раем»

По словам премьер-министра Ираклия Гарибашвили «импортируемая электроэнергия растет из года в год», а прогнозы, которые существуют в области энергетики, таковы, что «ежегодно в стране должна строиться как минимум одна 100-мегаваттная ГЭС».

Несмотря на сокращение населения Грузии, страна потребляет все больше и больше электроэнергии, которую покупает за границей и стоит она довольно дорого.

Потребление электроэнергии конечно может увеличиваться, даже если население страны сокращается. Но для этого нужны причины. Например, рост промышленности, появление новых фабрик и заводов, развитие туристического сектора.

Однако в 2020 году, когда экономика страны в значительной степени находилась в стагнации, потребление электроэнергии было почти таким же, как в 2019 году. В то же время появилась  необходимость покупать/импортировать электроэнергию, и электричество стало дороже. Возникает вопрос почему?

Издание «Батумелеби» выяснило, сколько электроэнергии потребляло население [только бытовые потребители] за последние два года. Выяснилось, что население потребляет в среднем 20 процентов электроэнергии, полностью поставляемой в сеть.

По данным, предоставленным «Энерго-Про Грузия» и «Теласи» изданию «Батумелеби», в 2019 году население Грузии потребило в общей сложности 2,4 миллиарда киловатт-часов электроэнергии, а в 2020 году — 2,56 миллиарда. Всего было потреблено 12,1 млрд кВтч электроэнергии.

Хотя большинство различных предприятий и коммерческих объектов было закрыто, страна закупила за рубежом 1,6 миллиарда киловатт-часов электроэнергии, а это означает, что к 2020 году импорт был на 1,5 миллиарда киловатт-часов больше, чем количество электроэнергии, потребляемой населением в том же году. Электроэнергия импортируется, когда в стране наблюдается дефицит.

Дефицит электроэнергии в Грузии совпадает с периодом начала добычи криптовалюты в стране.

Производство виртуальной валюты требует много электороэнергии, в то время как производители пользуются льготами, налагаемыми государством, и платят гораздо более низкую цену за электроэнергию. Производители криптовалюты также не платят налоги в бюджет.

Криптовалюта производится нелегально, что еще больше увеличивает энергопотребление. Импорт электроэнергии также увеличивается, и для «удовлетворения возросшего спроса» стратегия правительства заключается в строительстве гидроэлектростанций.

В 2019 году потребителям Грузии было обеспечено электроэнергией в сумме на 12,7 миллиарда киловатт-часов, а в 2020 году почти столько же — 12,1 миллиарда киловатт-часов. Эти данные показывают, что количество потребляемой электроэнергии несколько снизилось, несмотря на остановку экономики. Кроме того, согласно данным, до 2014 года и ранее, пока никто в стране ничего не знал о биткойнах, Грузия постоянно потребляла максимум 9,6 млрд кВтч электроэнергии.

По данным Всемирного банка в 2018 году, Грузия занимает третье место в мире по производству криптовалюты [биткойн]. Цена одного биткойна [которая часто варируется] сегодня, 15 марта, по данным Coinmarketcap, составляет 58,5 тысячи долларов США.

Данные оператора рынка электроэнергии [ESCO] — Как объем потребляемой электроэнергии в Грузии увеличился за последние 10 лет:

По словам министра экономики Грузии Натии Турнава, развитие энергетики Грузии в течение последних 10 лет не могло идти в ногу с ростом экономики, во многом из-за кампании «Нет гидроэлектростанциям».

По ее словам, «по данным на 2020 год, 2% нашего общего потребления — это потребление компаний, занимающихся майнингом [добычей криптовалюты]». Об этом министр заявила на парламентских слушаниях 9 марта.

Председатель Комиссии по регулированию энергетики и водных ресурсов Давид Нармания сказал, что доля потребления элекроэнергии на производство криптовалюты в 2018 году составила 8,5%, а в 2019 году — 8,6%. Соответственно, по данным Нармания, на производство криптовалюты в Грузии ежегодно расходуется 1,069 и 1,097 млрд кВтч электроэнергии.

Со своей стороны, Всемирный банк имеет данные, отличные от данных Давида Нармания, которые связывают дефицит энергии не напрямую с экономическим ростом, а с майнингом. Согласно отчету за 2018 год, «майнинг [производство] криптовалюты оказал серьезное влияние на потребление электроэнергии в Грузии, превратив страну из чистого экспортера в чистого импортера электроэнергии. Доля Грузии в спросе на электроэнергию для майнинга [производства] криптовалюты колеблется от 10% до 15%».

Оказывается, в 2018 году на производство криптовалюты в Грузии было потрачено не 1069, а более 1,887 миллиарда киловатт-часов электроэнергии [или на 378 миллионов киловатт-часов электроэнергии больше, чем страна купила в том же году, чтобы «восполнить дефицит»].
Сколько именно электроэнергии тратится на производство криптовалюты , никто не может сказать вам точную цифру, потому что никто в стране официально не считает эти данные.

Количество людей, занимающихся добычей полезных ископаемых в стране, официально не зарегистрировано. Как правило, криптовалюты производятся различными организациями, включая свободные индустриальные зоны, а также частными лицами.

Доказательства незаконной добычи криптовалюты выявлены в Сванетии, где население не оплачивает счета за электроэнергию. Следовательно, счета за электроэнергию также не оплачиваются производителями криптовалюты. Поэтому считается, что Сванетия — одна из самых комфортных зон для этого бизнеса.

«В Местии катастрофически выросло потребление электроэнергии, особенно за последний год. Причиной тому являются открытые на территории точки добычи криптовалюты, которые воруют большое количество электроэнергии», — заявила два месяца назад компания «Энерго-Про Джорджия».

GNERC также подтверждает, что биткойн широко производится в стране, хотя эта сфера не регулируется.

«Производитель криптовалюты — это конкретный пользователь. Ходили разговоры о том, чтобы поднять им цены на энергию, но действующее законодательство не предусматривает введения каких-либо подобных положений».

Что касается Сванети, то там население не платит за электричество. Так они начали производить биткойны. Однако расход увеличился в 5-6 раз по сравнению с обычным временем. Сеть не выдерживала нагрузки, трансформаторы были повреждены, и таких потребителей «Энерго-Про Грузия» удалила из сети. Однако для тех, кто платит налог, не смогут перекрыть подачу электроэнергии по закону, сегодня многие производители биткойнов находятся дома, и их немного сложно зарегистрировать», — сказал  член GNERC Гоча Шония.

«Невозможно точно подсчитать, насколько выросло потребление с производством криптовалюты [биткойн], потому что это одно из из непрозрачных производств». Дело в том, что в 2015 году Грузия была экспортером электроэнергии, сегодня мы сталкиваемся с серьезным дефицитом.

Поскольку по официальным данным экономического роста не было, я связываю рост потребления с туризмом, а вторым фактором является производство биткойнов. Однако в прошлом году экономика остановилась, у нас совсем не было туризма в течение последних 9 месяцев, и зачем нужен импорт, если не для производства биткойнов, а дефицит в нашем энергетическом балансе?

«Я не вижу других причин для увеличения потребления электроэнергии, кроме туризма и майнинга», — сказал Валерий Чечелашвили, старший научный сотрудник Фонда «Рондели».
По данным ESCO, в 2019 году в Грузию было импортировано 1,62 миллиарда киловатт-часов электроэнергии, а в 2020 году даже в условиях пандемии почти столько же — 1,61 миллиарда:

Крупные производители криптовалюты в Грузии работают в свободных промышленных зонах, а также в муниципалитетах, где население освобождено от налогов на электроэнергию или взимаются льготы, например, в горных районах страны. В горных регионах льготы по оплате электроэнергии покрываются за счет государственного бюджета. 1797 поселений в Грузии имеют статус высокогорных. Даже за электроэнергию, потребляемую для производства криптовалюты, в таких местах платят гораздо меньше.

В промышленной зоне компании не платят налог на добавленную стоимость [НДС], а также налог на прибыль и имущество. При покупке электроэнергии без НДС цена на электроэнергию для этих компаний снижается на 18%.

Одним из крупнейших игроков в индустрии производства биткойнов [цифровой валюты] является Bitfur, который занял 10 миллионов долларов у фонда соинвестиций, основанного Бидзиной Иванишвили в 2014 году, и построил центр обработки данных в Гори.

Летом 2015 года правительство Грузии продало этой компании 18 гектаров земли в Тбилиси по символической цене в 1 лари; В октябре 2015 года эта же территория получила статус свободной индустриальной зоны, и Bitfuri открыла там второй дата-центр.

Помимо того, что компании пользуются льготами в свободных индустриальных зонах, продажа криптовалюты в Грузии, как правило, освобождена от НДС, а выручка от продажи освобождена от налога на прибыль.

Bitfuri [то же, что и BFDC Georgia], по данным ESCO, в 2019 году потребила 534,2 миллиона кВтч электроэнергии, а в 2020 году намного меньше — 131,7 миллиона кВтч.

Биткойн также производится в Грузии компанией Blockfower, аффилированной с украинским миллиардером Игорем Коломойским, который, по данным ESCO, в 2019 году потребил 122 миллиона кВтч электроэнергии, но в 2020 году компания вообще не покупала электроэнергию.

Биткойн является виртуальным платежным средством и продается на международных электронных платформах, поэтому, по словам Валерия Чечелашвили, главный вопрос  заключается в следующем: деньги от продажи биткойнов остаются в Грузии или за границей, на некоторых оффшорных счетах?

«Я сомневаюсь, что в Грузии. Если мы являемся третьим по величине производителем биткойнов [ мы были на третьем месте в 2018 году ], то мы говорим о больших деньгах … Биткойн может быть нашим экспортным продуктом номер один — больше, чем вино и марганец, и если бы эти суммы были в стране — тогда наша экономическая система была бы намного более устойчивой, не было бы падения курса лари, налоговый баланс был бы намного более прочным, поэтому со всеми результатами », — сказал Чечелашвили.

По его словам, производство чего-либо за счет государственных льгот с последующей передачей сотен миллионов не должно происходить в тени: «Вы не найдете экспорта биткойнов в официальной статистике экспорта-импорта. Оказывается, у них все доходы в тени. У меня вопрос — насколько справедлива ситуация, когда сотни миллионов долларов биткойнов создаются за счет выгоды, полученной за счет государства? Преимущества для бизнеса установлены в разных странах, но должна ли обратная связь быть преимуществом?»

«Где эти биткойны?» — Если ушли за границу, почему мы не получили деньги? Где налог на прибыль? И если я не прав, то лучший способ — для этого бизнеса публиковать годовые отчеты — что вот уплачено по счетам… Только тогда мы будем знать, стоит ли становится для этого бизненса энерогоэффективной страной, производить безконечно импорт элекроэнергии, ради этого стоить огромные ГЭС, что в свою очередь, создает проблемы. То есть надо смотреть комплексно и решать, но мы этого не можем видеть», — сказал Валерий Чечелашвили.

Жители ущелья Риони уже несколько месяцев протестуют против строительства Намахванской ГЭС . Они требуют аннулировать выданное в 2015 году разрешение на строительство гидроэлекростанции.