В 2022 году грузинскому лари грозит девальвация

23.12.2021 | | | 3234

В 2022 году грузинскому лари грозит девальвация

Падение курса лари в 2022 году прогнозирует грузинская инвестиционная компания «TBC Capital». Примечательно, что по традиции ее экономические прогнозы обычно излишне оптимистичны. Вот и сейчас инвесткомпания оценивает девальвацию в рамках скромных 5% — всего лишь до уровня 3,25 лари за доллар США.

— «В будущем году возможно обесценивание национальной валюты. Это может быть вызвано несколькими причинами. В их числе: продолжение пандемии, региональная нестабильность, обесценивание турецкой лиры, ослабление евро, дефляционные процессы в Грузии, ужесточение политики ФРС США и укрепление американского доллара на глобальных рынках. В 2022 году курс лари к американскому доллару может упасть на 5% и составить 3,25 лари за 1 доллар США. Тогда, как курс единой европейской валюты может составить 3,68 лари за 1 евро», — отмечается в аналитическом обзоре «TBC Capital».

Впрочем, то, что уже вскоре после нового года лари грозит девальвация для многих вовсе не новость. По мнению аналитика Вахтанга Мгеладзе, в 2021 году курс лари был искусственно завышен.

— «В 2021 году Национальный Банк Грузии и несколько крупнейших коммерческих банков сыграли на повышении курса лари. В итоге с планки в 3,40 лари за доллар курс откатили уже ниже отметки в 3,10. Таким образом, участники «игры на повышение» просто залезли в карманы как собственных граждан и экспортеров, так и иностранных туристов. Только от трудовых мигрантов в страну поступает свыше 2 миллиардов долларов год. Еще более миллиарда долларов завезли туристы. Плюс расходы экспортеров в национальной валюте. К тому же в условиях социально-экономического кризиса население тратило свои заначки на черный день. Банкиры заработали на этом несколько сот миллионов долларов. Обратите внимание, что цены вообще не коррелировались с укреплением национальной валюты. Кроме того, сам процесс установления курса уже давно крайне сомнителен. К торгам в системе «Bloomberg» допущены лишь несколько «придворных» банков. Никаким сторонним игрокам в системе «Bloomberg» операции с лари просто не нужны. Объем оборота валюты, необходимый для фиксирования курса смехотворно низок. На внутренем валютном рынке тоже все довольно просто. Деловая активность сведена к минимуму. Тем самым, денежная масса не выходит за пределы бюджетного сектора и монополистов, тесно аффиллированных с «придворными» банками. Так можно легко «нарисовать» любой курс. Просто раньше игра шла на понижение — в среднем на 10% в год. Этой разницей покрывалась дыра в бюджете и в платежном балансе. Но, с 2021 года, в условиях пандемии была избрана уже обратная тактика», — считает эксперт.

Он согласен с оценками аналитиков «TBC Capital» в том, что толчком к падению лари может послужить продолжение пандемии и региональная нестабильность, но при этом называет и ряд других факторов.

— «Конечно же, процесс девальвации лари может стать необратимым в случае если новые ковид-ограничения помешают зарабатывать трудовым мигрантам, продавать товары экспортерам и приезжать иностранным туристам. Есть существенные риски дестабилизации в регионе, а также все предпосылки глобальной геополитической напряженности и возникновения новых вооруженных конфликтов с участием целого ряда соседних государств. Все это может негативно отразиться на экономической ситуации в странах, являющихся нашими торговыми партнерами. Это опять ударит по трудовым мигрантам, по экспорту и по туризму. Существуют также высокие риски, связанные с выходом из строя глобальной системы финансовых транзакций. Есть еще и внутренние факторы — индексация пенсий и зарплат бюджетников в 2022 году. Это означает рост денежной массы в обращении. Большая ее часть будет тут же израсходована на покупку импортной продукции. То есть лари обменяют на валюту и вывезут из страны. Иного и быть не может в условиях огромного разрыва во внешторговом балансе. Конечно, это отразиться на курсе лари. И, наконец самый большой риск — лежит в плоскости жизнеспособности самой глобальной финансовой системы. И, это не только проблемы роста потребительской инфляции, уже вышедшей за пределы нормы. Это даже не кризисы масштаба 2008 года. Сейчас все намного серьезнее. Катаклизмы подобного масштаба обычно заканчивались завершением цикла, сменой глобальной финансовой архитектуры и валютными реформами. Причем, подобные тектонические сдвиги уже не какая-то отдаленная перспектива. Вот в таком случае не только курс, но и сам лари в его нынешней форме уже вообще никого не будет интересовать», — считает Вахтанг Мгеладзе.