Базель III поднимет цены на золото и серебро?

28.05.2021 | | 81

Базель III поднимет цены на золото и серебро?

Цены на золото и серебро вскоре могут взлелеть в несколько раз. Причина этого — вступление в силу новых положений «Базель III», касающиеся банковской торговли драгоценными металлами. Новые регуляции лишают LBMA, COMEX и банки возможности манипулирования ценами за счет необеспеченных сделок, или т.н. «бумажных активов». Планируется, что банки континентальной Европы введут в действие изменения в торговле драгметаллами в конце июня 2021 года. Об этом
в аналитическом материале для «Nnumismatic News» пишет эксперт в данной области Патрик Хеллер.

Соглашение «Базель III» – это комплекс глобальных финансовых реформ, разработанных «Базельским комитетом по банковскому надзору», действующим при Банке Международных Расчетов (БМР) – организации со штаб-квартирой в швейцарском Базеле. Грядущие изменения в операциях банковской системы должны усилить регулирование, надзор и управление рисками в мировой банковской индустрии.

Работа над изменениями, предусматриваемыми «Базелем III», началась еще в 2008 году, после начала т.н. «Великой рецессии». Изначальную версию утвердили в 2010 году и должны были привести в действие в 2013-2015 годах.

Некоторые изменения, к которым призывал «Базель III», были настолько радикальными, что в него постоянно вносились поправки и введение в действие постоянно откладывалось. На данный момент предполагается, что некоторые положения вступят в силу в конце июня 2021 года, а все изменения должны начать действовать с 01 января 2023 года.

Цель намеченного базельского регулирования – ограничить уровни рисков, которые берут на себя банки в погоне за прибылью, что должно предотвратить серьезный всемирный финансовый кризис, если ситуация на финансовых рынках ухудшится. В теории это прекрасная идея. Однако на практике некоторые изменения могут настолько подорвать действия некоторых правительств, центральных банков и финансовых институтов, что уже сейчас есть масса несогласных. В особенности это касается положений «Базель III» по банковской торговли драгоценными металлами.

Не секрет, что многие крупнейшие мировые банки торгуют драгметаллами для клиентов и от собственного имени. При торговле эти металлы рассматриваются как распределенные либо нераспределенные активы. В случае распределенных активов клиент является владельцем точно идентифицированных и отдельно хранящихся монет или слитков. Записываются марка, вес, проба и серийный номер слитков. Банк просто предоставляет услуги по хранению. Когда клиент забирает или продает эти активы, банк отдает именно их и никакие другие. Поскольку эти активы – собственность клиента, банк ими не владеет и они не считаются активами банка или пассивами, которые банк должен клиентам.

В случае нераспределенного хранения драгметаллов всё совершенно иначе. При нераспределенном хранении клиент банка не владеет точно идентифицированными монетами или слитками. Вместо этого клиент выступает необеспеченным кредитором банка, имеющим право на активы, принадлежащие банку. Например, у клиента может быть на нераспределенном хранении серебряный слиток на 1.000 унций. У банка могут быть на нераспределенном хранении сотни или тысячи таких слитков, и любой из них может быть доступен для поставки, если клиент захочет его забрать или продать.

Тем самым, при нераспределенном хранении этот серебряный слиток на 1.000 унций принадлежит банку и считается частью его активов. Чтобы свести баланс, банк также записывает аналогичный пассив, который он должен клиенту. Если у банков есть достаточно активов, чтобы покрыть эти пассивы, никаких проблем нет. Когда банки торгуют драгметаллами, использование нераспределенного хранения имеет для них массу преимуществ. Банкам не нужно вести учет каждого слитка и каждой монеты, принадлежащих тому или иному клиенту, что уменьшает количество бумажной работы и перетасовку активов при их купле и продаже.

Однако нераспределенное хранение имеет одну проблему. Поскольку ежедневный оборот драгметаллов охватывает лишь сравнительно небольшой процент активов, которые банк держит, банк может удовлетворять запросы о поставке, даже если у него нет физически на хранении или нет прав распоряжаться всеми драгметаллами, которые он должен клиентам.

Здесь можно провести параллель с клиентами, хранящими в банке наличные. В банки не приходит каждый день высокий процент клиентов, чтобы снять все свои средства. Поэтому банки могут держать лишь небольшой процент активов в виде банкнот и монет в сравнении с обязательствами перед клиентами, имеющими текущие или сберегательные счета либо депозитные сертификаты.

Такое отсутствие потребности иметь на хранении или в распоряжении высокий процент физических драгметаллов в сравнении с обязательствами перед клиентами ведет к огромным объемам торговли тем, что яявляетя т.н. «бумажными активами».

Таким образом, многие банки сегодня занимаются тем, что можно назвать торговлей драгметаллами с частичным резервированием. Они держат лишь небольшой процент своих обязательств перед клиентами в виде физических металлов в их хранилищах. Они теоретически покрывают остальные обязательства по драгметаллам посредством лизинга золота от центральных банков, торговли деривативными контрактами или использования других бумажных форм.

Инвестиционный банк «Morgan Stanley» поймали на такой афере, когда он продавал клиентам физические драгметаллы и брал плату за хранение, но на самом деле не покупал реальные активы. Вместо этого банк использовал клиентские средства для покупки других активов, многие из них – в бумажном виде. В 2007 году «Morgan Stanley» удовлетворил групповой иск по этому вопросу на несколько миллионов долларов, так и не согласившись с обвинениями.

Насколько огромен этот бумажный рынок, где банки могут держать бумажные контракты для покрытия своих обязательств по поставке физических драгметаллов? Во время слушаний в Комиссии по торговле товарными фьючерсами в марте 2010 года консультант по драгметаллам Джеффри Кристиан сообщил, что эти институты могут продать в 100 раз больше драгметаллов, чем у них есть на самом деле. Очевидно, что если все владельцы этих металлов запросят у банков поставку, то т.н. «бумажный рынок» рухнет.

Крупнейшая в мире торговая платформа для драгметаллов – Лондонская ассоциация участников рынка драгоценных металлов (LBMA). Одного только золота здесь торгуется в среднем на 20 миллиардов долларов в день, или более чем на 5 триллионов долларов в год. Практически все эти торги приходятся на нераспределенные драгметаллы…

Вторая крупнейшая в мире торговая платформа для драгметаллов – Нью-Йоркская Биржа COMEX. Торги золотыми фьючерсными и опционными контрактами на COMEX начались в середине 1970-ых годов для того, чтобы американское правительство и главные торговые партнеры Федерального Резервного Банка (ФРБ) Нью-Йорка могли манипулировать ценой золота.

Метод торговли нераспределенными драгметаллами с частичным резервированием – главный способ, как американское правительство, основные торговые партнеры ФРБ Нью-Йорка, партнерские центральные банки и Банк Международных Расчетов подавляют цену на золото и серебро.

Когда продаются бумажные контракты без необходимости поставлять физические металлы, создается видимость, будто на рынке доступно намного больше золота и серебра, чем на самом деле. В результате цены ниже, чем если бы покупатели и продавцы торговали на основе реальной информации о спросе и предложении.

Дело в том, что цена золота и серебра по сути выступает неким «табелем успеваемости» американского правительства, американской экономики и американского доллара. Когда цены на драгметаллы растут, то это не только плохо говорит о правительстве, но также толкает вверх процентные ставки по правительственному долгу и снижает покупательную способность доллара.

Но вернёмся к соглашению «Базель III». Важнейшее изменение для драгметаллов – требование к банкам держать резервы, обеспечивающие их активы. Согласно намеченным нормативам, банки должны считать нераспределенные драгметаллы в своем балансе как 85% от их стоимости, чтобы определить, сколько им нужно держать резервов по этим активам. Однако банки больше не смогут считать пассивы по нераспределенным драгметаллам как часть своих требуемых резервов.

Следовательно, чтобы соответствовать нормативам «Базеля III», банкам придется либо значительно увеличить свой акционерный капитал, чтобы обеспечить требуемые резервы, либо резко сократить или полностью прекратить торговлю нераспределенными драгметаллами.

Увеличат ли эти банки свои реальные резервы физических драгметаллов во много раз в сравнении с нынешними? На практике это невозможно, потому что достаточное количество физических металлов просто недоступно. Еще одно препятствие – отсутствие у этих банков достаточного места в хранилищах, чтобы держать такие резервы драгметаллов.

Практическим следствием этой части новых нормативов «Базеля III» будет почти полное прекращение торговли нераспределенными драгметаллами на лондонском и нью-йоркском биржах. Останется лишь торговля распределенными металлами.

Банки континентальной Европы введут в действие изменения в торговле драгметаллами в конце июня 2021 года. Британские банки должны принять новые стандарты к 01 января 2022 года. По крайней мере, таковы текущие запланированные даты вступления в силу.

С прекращением большей части торговли нераспределенными металлами американское правительство может лишиться своей главной тактики по подавлению цены золота и серебра. На фоне повышенного спроса на физические драгметаллы и прекращения использования нераспределенных драгметаллов для подавления цен золото и серебро может ждать огромный рост.

Данные последствия грядущих рыночных изменений настолько значительны, что 04 мая 2021 года LBMA и «Всемирный Совет по Золоту» (ВСЗ) направили управлению пруденциального регулирования – британскому регулятору банков и финансового сектора – документ с просьбой отменить стандарты «Базеля III» по торговле нераспределенными драгметаллами. В данном документе утверждается, что новые нормативы подорвут способность банков осуществлять расчеты по торговле драгметаллами, лишат этот рынок ликвидности, резко увеличат стоимость финансирования таких сделок и ограничат операции центральных банков с драгметаллами.

Утверждение о том, что без отмены новых правил LBMA может быть чуть ли не вынуждена прекратить операции, также означает, что практически прекратится и торговля нераспределенными металлами на COMEX.

Насколько вероятно, что стандарты «Базеля III» по торговле нераспределенными драгметаллами действительно вступят в силу в ближайшее время? Скорее всего, дату введения в действие просто снова перенесут. Тем не менее, даже если дату снова отодвинут, эта отсрочка может касаться только британских банков.

Еще одно изменение, предложенное в документе LBMA и ВСЗ, – принять швейцарскую интерпретацию, считающую это применимым лишь к несбалансированным позициям на обеих сторонах банковского баланса. Но это, пожалуй, не предоставит значительную свободу действий.

Как бы то ни было, осталось мало времени, чтобы изменить нормативы, прежде чем первые из этих стандартов начнут применяться к банкам континентальной Европы в конце июня этого года.

Сейчас на COMEX примерно 24 миллиарда долларов коротких продаж золотых фьючерсных контрактов и еще 1 миллиард 600 миллионов долларов — серебряных. Когда континентальные европейские банки начнут торопиться покрыть свои короткие позиции, короткие продавцы почти наверняка окажутся под давлением, чтобы покрыть эти контракты на COMEX. Чем бы всё это ни закончилось, в конечном итоге цена на золото и серебро в ближайшие 6 месяцев – 2 года должна подняться намного выше. Возможно в несколько раз.