Цифровой лари стартует в первой половине 2023 года

11.01.2023 | | | | 665

Цифровой лари стартует в первой половине 2023 года

Национальный Банк Грузии (НБГ) готовится к публикации окнончательной версии документа, касающегося «цифрового лари» (CBDC). По словам вице-президента НБГ Папуны Лежава, на основе этого документа все потенциальные партнеры получат возможность сформулировать свои окончательные предложения.

— «Мы выбрали несколько конкретных примеров, в какой форме будет протестирован «цифровой лари». На первом этапе это будет довольно ограниченная пилотная версия. На ее основе будут оценены технические характеристики «цифрового лари». После этого будет решаться вопрос о том, продолжать нам, или нет этот проект. В первой половине 2023 года мы опубликуем документ и вскоре после этого, уже вместе с победившим партнером будем обсуждать, то какое время потребуется на реализацию проекта», — рассказал Папуна Лежава в телепередаче «Бизнес на Рустави 2».

Напомним, что ранее НБГ уже заявлял о планах запуска пилотной версии «цифрового лари». Изначально тестирование планировалось провести в 2022 году, но затем сроки были перенесены на 2023 год.

— «Мандат НБГ заключается в обеспечении стабильности финансов и цен. Развитие цифровых технологий обусловило необходимость развития валюты центрального банка и создание цифровой версии лари. Это связано с необходимостью больше соответствовать требованиям цифровой экономики и увеличить эффективность экономической политики. Для эффективного выполнения мандата, НБГ требуется создание цифрового лари. Это будет грузинская версия CBDC (Central Bank Digital Currency) — цифровой валюты центрального банка, которая будет иметь статус законного средства платежа. Цифровой лари станет более дешевым, более защищенным и более быстрым средством платежа, нежели чем нынешний фиатный лари в его наличной и безналичной форме. Для осуществления операций с цифровым лари уже не потребуются услуги посредников (коммерческие банки или платежные системы). Использовать цифровой лари можно будет круглосуточно, в бесперебойном режиме. Причем для этого не потребуется даже доступ к Интернету», — отмечалось в заявлении Нацбанка Грузии.

По мнению аналитика Вахтанга Мгеладзе, «цифровизация» валют и «обнуление» капиталов — вполне ожидаемые события.

— «Мир входит в эпоху «посткапитализма», или как его модно называть — «инклюзивного капитализма». Вопрос: продолжать проект CBDC, или нет выходит за рамки компетенции НБГ. Продвижение этого проекта является политикой Банка Международных Расчетов и национальные регуляторы просто не могут не прислушиваться к мнению авторитета такого уровня. К тому же переход на CBDC — это не грузинское, а глобальное явление. Если весь мир перейдет на цифровые валюты и откажется от старой фиатной системы, то держаться за нее просто уже не будет никакого смысла. Другой вопрос — детали программирования национального CBDC. Уже есть две базовые модели. Одна из них привязана к углеродному следу, а вторая — к социальному рейтингу. Пока еще возможно введение «цифрового лари», который не будет базироваться ни на одной из этих моделей. Но, в любом случае введение национального CBDC означает переход на систему нормированного потребления и центрального планирования. Правда, грузинская система — переферийная, которая может быть смешанной и сохранять некоторые элементы из старого мира, а также менее жесткой, чем та, которая выстраивается в глобальных, конкурирующих друг с другом проектах», — подчеркнул аналитик.

— «Как и другие цифровые валюты центральных банков цифровой лари призван полностью вытеснить фиатную валюту, как в ее безналичной, так и в наличной форме. Спусковым крючком для проведения денежной реформы может послужить некое экстраординарное событие. Им вполне может стать крупная авария, вызванная кибератакой на глобальные финансовые системы. Подобное событие парализует работу банков и платежных систем. Станет невозможно осуществление платежей, транзакций, подтверждения наличия средств. Впрочем, не следует сбрасывать со счетов и реальное состояние нынешней системы. По сути она уже мертва. Сейчас отжившая свой век система входит в фазу синхронизации рецессии и гиперинфляции. Выскочить из подобных «ножниц» шансов нет и быть не может. При таких крутых виражах, да еще под грузом ранее накопленных проблем, никакие сдержки и противовесы уже не работают. Глобальный долг достиг утопичных значений, а мировая экономика — предела своего развития. В самой природе капитализма заложено движение к постоянной экспансии, расширению и извлечению прибыли. Именно поэтому он уже начал пожирать сам себя. Система выработала свой ресурс и обречена. Она схлопнется и без какого-то спускового крючка. Просто наличие экстраординарного события позволяет вести процесс переформатирования в узком коридоре, а также дает шанс «перевести стрелки», пытаясь перераспределить груз ответственности», — отметил Вахтанг Мгеладзе.

СПРАВКА «Smart Press»

Считается, что активное внедрение Central Bank Digital Currency (CBDC) рекомендовал мировым регуляторам так называемый «центробанк центробанков» в лице Банка Международных Расчетов (Bank for International Settlements). К его рекомендации уже прислушались центральные банки свыше 110 стран, расположенных на пяти континентах планеты. Все они активно готовятся к предстоящей валютной реформе и финтехреволюции.

У CBDC есть ряд существенных отличий от нынешнего банкинга, а также от систем транзакций и депонирования нынешних фиатных валют. Во-первых, в отличии от них CBDC использует куда более безопасную систему распределенных реестров — «блокчейн» (Blockchain). Благодаря этому, в отличии от систем, обслуживающих банки и нынешние фиатные валюты CBDC более защищен от хакерских атак, диверсий, аварий и иных катаклизмов. Именно использование технологии «блокчейн» и роднит все цифровые валюты центробанков с криптовалютами.

Правда, на этом все аналогии между ними заканчиваются. Ведь в отличии от криптовалют, CBDC является официальным государственным средством платежа. К тому же его невозможно майнить, как тот же биткоин. Поэтому CBDC не имеет рисков, связанных с высокой волатильностью котировок, а также спекулятивного навеса, как у всех частных криптовалют.

Во-вторых, счета в CBDC обслуживаются напрямую, минуя посредников — самими же регуляторами. Принцип заключается в том, что счета всех организаций и граждан открыты непосредственно в центробанках их стран. Тогда, как в нынешней системе, счета в центробанке могли иметь только лишь банки. А это означает, что коммерческие банки потеряют свою важную функцию.

Кроме того, CBDC в отличии от фиатных валют позволяет использовать широкий спектр дополнительных опций центрального планирования экономикой — вплоть до нормирования потребления каждого гражданина. За это критики называют CBDC — «цифровыми талонами на потребление».

CBDC также легко позволяет контролировать скорость обращения денежной массы. Этого можно добиться за счет демотивации накопления средств. К примеру, если не потратить всю сумму вовремя, то часть денег просто сгорит. Такой эксперимент уже успешно провели в КНР. В этой конфигурации CBDC будет оставаться средством платежа, но при этом уже не будет являться средством накопления капитала. Во главу угла будет поставлена реальная возможность эмитента товарного обеспечения цифровой валюты. Сама же валюта перестанет выполнять функции сохранения капитала и инструмента для получения доходности.

Еще одной характерной особенностью CBDC является наличие двух векторов — внутреннего и внешнего. CBDC внутреннего вектора можно будет использовать только лишь на территории страны — эмитента. То есть ими нельзя будет расплачиваться за товары и услуги, произведенные и оказываемые зарубежом. Специально для этого приспособлена валюта внешнего вектора. Именно она и предназначена для осуществления трансграничных расчетов.

Правда, тут есть свои тонкости. Регуляторы могут не позволить осуществить ту, или иную трансграничную транзкцию, отказав в выделении определенной суммы в валюте внешнего вектора. Например, они могут посчитать ту, или иную операцию сомнительной, либо просто нецелесообразной. Поводом для этого может быть то, что она не отвечает интересам национальной экономики, хотя бы потому, что на данный момент не входит в перечень приоритетных задач. То есть тем самым фактически вводится государственная монополия на все внешние расчеты.

Более того, само государство может использовать в трансграничных расчетах лишь определенные лимиты валюты внешнего вектора, установленные на основе валютных свопов (Swap Line). Их утверждают центробанки стран — торгово-экономических партнеров в двухстороннем режиме. Основой для их формирования может служить платежный счет, сверстанный на базе платежного баланса в двухсторонней внешней торговле и в иных расчетах.

Страны также могут покрывать дефицит в двухстороннем платежном балансе в виде выделения межгосударственных займов (оперативных, краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных). Может быть также задействован механизм обеспечения гарантий по займам в форме залога. Им могут стать признанные обеими сторонами глобальные и региональные цифровые валюты.

Речь идет о стейблкоинах (Stablecoin). Таковыми являются валюты международных эмитентов, обеспеченные корзинкой цифровых валют ведущих экономик (мира, макрорегиона), или корзинкой подтвежденных физических запасов стратегических ресурсов (золото, промышленные металлы, энергоносители и др.).

«Smart Press» в Telegram: подписаться>>>

Еще по теме:

НБГ расчищает площадку для введения цифрового лари

Валютная реформа переносится на 2023 год?

Спустя год в Грузии наступит эпоха цифровой валюты