Спустя год в Грузии наступит эпоха цифровой валюты

04.05.2022 | | | | 508

Спустя год в Грузии наступит эпоха цифровой валюты

Скорый ввод в обращение цифрового лари анонсировали президент Национального Банка Грузии (НБГ) Коба Гвенетадзе и министр экономики и устойчивого развития Грузии Леван Давиташвили. Оба чиновника выступили с докладами по данному вопросу в ходе конференции, посвященной цифровым валютам центральных банков (CBDC) и системы децентрализованных финансов (DeFi). В работе мероприятия приняли также участие представители программы экономической безопасности Агентства международного развития США (USAID) и Всемирного Банка (WB).

По словам министра экономики Левана Давиташвили, Грузия уже скоро введет свою цифровую валюту (CBDC), но пока еще в пилотном режиме. Он полагает, что на полное внедрение CBDC и окончательный цифровой переход потребуется несколько лет.

— «Цифровая трансформация страны является одним из важных приоритетов. Это необходимо для ее развития. Акцент на цифровые технологии сделает ее более конкурентоспособной. Оцифровка услуг — это будущее. Сейчас многие страны мира стараются перейти на цифровые валюты, в том числе и Грузия. Но, пока впереди еще много работы, так, как это не легкий процесс. Цифровой лари способен развить в Грузии спектр финансовых услуг. Он способен заметно упростить, ускорить и удешевить всю систему платежей. Кроме того, он упростит и государственные сервисы. Это будет важный этап развития. Мы уже вплотную приблизились к этапу ввода цифрового лари в тестовом режиме. Впрочем, для осуществления полномасштабных изменений еще потребуется несколько лет», — отметил Леван Давиташвили.

По словам президента Национального Банка Кобы Гвенетадзе, цифровой лари (CBDC) в пилотном режиме может быть введен уже с конца 2022 года.

— «Цифровой лари создает новые возможности для развития децентрализованных финансовых сервисов. Это обязательно для развития финтехнаправления. Мы работаем над запуском цифрового лари уже полтора года. За это время мы провели исследования в этом направлении и консультации с многими компаниями, имеющими опыт технического внедрения данного продукта. По поводу цифровых валют, нет единого подхода. Мы изучаем возможности CBDC и решаем — внедрение какой именно формы будет наиболее целесообразным. Думаю, что к концу 2022 года — к началу 2023 года у нас уже будет цифровой лари, в пилотном режиме», — заявил Коба Гвенетадзе.

Напомним, что ранее НБГ уже неоднократно заявлял о планах запуска пилотной программы цифрового лари во второй половине 2022 года. Регулятор также сообщал, что цифровой лари будет иметь хождение только на территории Грузии. При этом, его использование будет возможно лишь в системе грузинской розничной торговли.

— «Мандат НБГ заключается в обеспечении стабильности финансов и цен. Развитие цифровых технологий обусловило необходимость развития валюты центрального банка и создание цифровой версии лари. Это связано с необходимостью больше соответствовать требованиям цифровой экономики и увеличить эффективность экономической политики. Для эффективного выполнения мандата, НБГ требуется создание цифрового лари. Это будет грузинская версия CBDC (Central Bank Digital Currency) — цифровой валюты центрального банка, которая будет иметь статус законного средства платежа. Цифровой лари станет более дешевым, более защищенным и более быстрым средством платежа, нежели чем нынешний фиатный лари в его наличной и безналичной форме. Для осуществления операций с цифровым лари уже не потребуются услуги посредников (коммерческие банки или платежные системы). Использовать цифровой лари можно будет круглосуточно, в бесперебойном режиме. Причем для этого не потребуется даже доступ к Интернету», — отмечалось в заявлении Нацбанка Грузии.

По словам руководителя «Финтех ассоциации» Давида Киквидзе, цифровой лари может серьезно потеснить позиции коммерческих банков.

— «Цифровая валюта заменит тех посредников, которые работают в финансовой системе по классической моделе. Наличие подобных посредников лишь увеличивает различные затраты, носит риски в плане кибербезопасности, а также создает зависимость потребителя от финансовых учреждений. В какой-то степени, цифровой лари составит конкуренцию нынешним коммерческим банкам», — отметил Давид Киквидзе.

По мнению аналитика Вахтанга Мгеладзе, «цифровизация» валют и «обнуление» капиталов — это единственно возможные, вполне ожидаемые и уже ближайшие события.

— «Не исключено, что цифровой лари войдет в обращение в 2022 году. Впрочем, с учетом исключительно глобальных факторов это событие может быть перенесно на 2023 год. Как и другие цифровые валюты центральных банков цифровой лари призван полностью вытеснить фиатную валюту, как в ее безналичной, так и в наличной форме. Спусковым крючком для проведения денежной реформы может послужить экстраординарное событие. Им вполне может стать крупная авария, вызванная кибератакой на глобальные финансовые системы. Подобное событие полностью парализует работу банков и платежных систем. Станет невозможно осуществление платежей, транзакций, подтверждения наличия средств и так далее», — отметил аналитик.

— «Мы все сейчас наблюдаем высокую геополитическую напряженность. Уже всем понятно, что ее итогом станет энергетический и продовольственный кризис. Все это создает необходимость введения лимитированного потребления дефицитных товаров. Как раз таким инструментом является цифровая валюта. Ведь, по сути она имеет опцию электронных талонов нормированного распределения товаров и услуг. Спусковым крючком для экстренного перехода на цифровые валюты может стать такая форма гибридной войны, как кибератака на системы жизнеобеспечения — объекты энергетики, транспорта, связи, а также финансовой инфраструктуры», — прогнозирует эксперт.

— «НБГ может сколько угодно успокаивать и заверять в том, что пока ничего не решено и даже, что от цифровой валюты еще можно отказаться. Простая логика вещей свидетельствует об обратном — все эти обещания ровным счетом ничего не значат. От НБГ это зависит точно также, как погода от пожеланий синоптиков. Это далеко не внутренний, а глобальный процесс, глобальный тренд. Не можем же мы по-прежнему оставаться в ХХ веке, когда весь мир уже наконец-то перейдет в ХХI век? Да, есть определенные силы, которые все еще заинтересованы в том, чтобы как-то еще затянуть процесс. Но, это лишь способно изменить скорость, а не направление. Другое дело, что где-то будет работать смешанная модель, где-то сразу произойдет полная оцифровка, где-то опции цифровой валюты будут крайне жесткими, а где-то более щадящими», — отмечает аналитик.

— «Конечно, присутствует риск-фактор того, что цифровизация автоматически «обнулит» и нынешние инструменты манипулирования. В их числе: страх перед финансовыми санкциями и потерей активов в фиатных валютах, механизмы деформации ценообразования для искажения цен, система оценки стоимости и ликвидности различного рода «активов» и прочее. Но, времени остается уже катастрофически мало. Подобную реформу имеет смысл проводить до наступления гиперинфляции. Иначе произойдет обесценивание долга. Тогда будет уже слишком поздно. Этот фактор несет в себе куда больший системный риск. Он напрямую связан с потерей контроля очень ограниченным кругом персон, обладающих реальной властью», — считает эксперт.

— «Вообще весь мир уже давно готов к переходу на цифровые валюты. Не секрет, что нынешняя финансовая система и фиатные валюты себя уже полностью изжили. Многие понимают, что реальные сектора экономики не в состоянии восстановиться от последствий борьбы с пандемией и войны санкций. Впрочем, мировая экономика сигнализировала о своей клинической смерти за несколько лет до этого. Сейчас она больше не может удовлетворять растущие объемы производства и потребления товаров и услуг. Критически высок навес излишней ликвидности фиатных валют. Нынешние высокие темпы инфляции уже грозят привести к гиперинфляционному шоку. Так, что предстоящая «цифровизация» валют и «обнуление» капиталов являются единственно возможными, вполне ожидаемыми и уже ближайшие событиями», — подчеркнул Вахтанг Мгеладзе.

СПРАВКА «Smart Press»

Считается, что активное внедрение Central Bank Digital Currency (CBDC) рекомендовал мировым регуляторам так называемый «центробанк центробанков» в лице Банка Международных Расчетов (Bank for International Settlements). К его рекомендации уже прислушались центральные банки свыше 110 стран, расположенных на пяти континентах планеты. Все они активно готовятся к предстоящей валютной реформе и финтехреволюции.

У CBDC есть ряд существенных отличий от нынешнего банкинга, а также от систем транзакций и депонирования нынешних фиатных валют. Во-первых, в отличии от них CBDC использует куда более безопасную систему распределенных реестров — «блокчейн» (Blockchain). Благодаря этому, в отличии от систем, обслуживающих банки и нынешние фиатные валюты CBDC более защищен от хакерских атак, диверсий, аварий и иных катаклизмов. Именно использование технологии «блокчейн» и роднит все цифровые валюты центробанков с криптовалютами.

Правда, на этом все аналогии между ними заканчиваются. Ведь в отличии от криптовалют, CBDC является официальным государственным средством платежа. К тому же его невозможно майнить, как тот же биткоин. Поэтому CBDC не имеет рисков, связанных с высокой волатильностью котировок, а также спекулятивного навеса, как у всех частных криптовалют.

Во-вторых, счета в CBDC обслуживаются напрямую, минуя посредников — самими же регуляторами. Принцип заключается в том, что счета всех организаций и граждан открыты непосредственно в центробанках их стран. Тогда, как в нынешней системе, счета в центробанке могли иметь только лишь банки. А это означает, что коммерческие банки потеряют свою важную функцию.

Кроме того, CBDC в отличии от фиатных валют позволяет использовать широкий спектр дополнительных опций центрального планирования экономикой — вплоть до нормирования потребления каждого гражданина. За это критики называют CBDC — «цифровыми талонами на потребление».

CBDC также легко позволяет контролировать скорость обращения денежной массы. Этого можно добиться за счет демотивации накопления средств. К примеру, если не потратить всю сумму вовремя, то часть денег просто сгорит. Такой эксперимент уже успешно провели в КНР. В этой конфигурации CBDC будет оставаться средством платежа, но при этом уже не будет являться средством накопления капитала. Во главу угла будет поставлена реальная возможность эмитента товарного обеспечения цифровой валюты. Сама же валюта перестанет выполнять функции сохранения капитала и инструмента для получения доходности.

Еще одной характерной особенностью CBDC является наличие двух векторов — внутреннего и внешнего. CBDC внутреннего вектора можно будет использовать только лишь на территории страны — эмитента. То есть ими нельзя будет расплачиваться за товары и услуги, произведенные и оказываемые зарубежом. Специально для этого приспособлена валюта внешнего вектора. Именно она и предназначена для осуществления трансграничных расчетов.

Правда, тут есть свои тонкости. Регуляторы могут не позволить осуществить ту, или иную трансграничную транзкцию, отказав в выделении определенной суммы в валюте внешнего вектора. Например, они могут посчитать ту, или иную операцию сомнительной, либо просто нецелесообразной. Поводом для этого может быть то, что она не отвечает интересам национальной экономики, хотя бы потому, что на данный момент не входит в перечень приоритетных задач. То есть тем самым фактически вводится государственная монополия на все внешние расчеты.

Более того, само государство может использовать в трансграничных расчетах лишь определенные лимиты валюты внешнего вектора, установленные на основе валютных свопов (Swap Line). Их утверждают центробанки стран — торгово-экономических партнеров в двухстороннем режиме. Основой для их формирования может служить платежный счет, сверстанный на базе платежного баланса в двухсторонней внешней торговле и в иных расчетах.

Страны также могут покрывать дефицит в двухстороннем платежном балансе в виде выделения межгосударственных займов (оперативных, краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных). Может быть также задействован механизм обеспечения гарантий по займам в форме залога. Им могут стать признанные обеими сторонами глобальные и региональные цифровые валюты.

Речь идет о стейблкоинах (Stablecoin). Таковыми являются валюты международных эмитентов, обеспеченные корзинкой цифровых валют ведущих экономик (мира, макрорегиона), или корзинкой подтвежденных физических запасов стратегических ресурсов (золото, промышленные металлы, энергоносители и др.).

Еще по теме:

Валютная реформа переносится на 2023 год?

Грузия готовится к новому цифровому порядку с 2022 года

Валютная реформа в Грузии пройдет уже в 2022 году

Парламент Грузии готовится к принятию поправок для введения «цифрового лари»

Глава НБГ обсудил на саммите WB и IMF грядущую валютную реформу

В «новой нормальности» банки будут не нужны