Грузия готовится к новому цифровому порядку с 2022 года

12.10.2021 | | | | 1362

Грузия готовится к новому цифровому порядку с 2022 года

Национальный Банк Грузии (НБГ) активно работает над созданием цифрового лари (CBDC). Запуск пилотного проекта запланирован на 2022 год. Тогда же будет осуществлено его тестирование в реальном режиме. Предполагается, что обкатка будет проводится в крупных ритейловых сетях. Об этом заявил вице-президент НБГ Папуна Лежава.

— «Успешная реализация пилотного проекта предусматривает выпуск цифрового лари и его запуск в денежное обращение в качестве законного средства платежа. На первом этапе цифровой лари планируется использовать для оплаты в местных ритейловых сетях», — отметил он.

Планируется, что для начала НБГ выпустит только лишь ограниченное количество цифровых лари. Наращивать их количество будут поэтапно — синхронно с ростом узнаваемости. Предполагается, что цифровой лари станет эквивалентом национальной валюты и его обменный курс к иностранным валютам будет точно таким же, как и у обычного лари.

Сообщается, что вскоре проект развития цифрового лари перейдет на новый этап. Регулятор уже практически завершил исследование рынка. Созданием грузинской цифровой валюты уже заинтересовались до 80-ти ведущих технологических компаний. Большинство из них оперируют на международном рынке.

Пока неизвестно, какая именно компания совместно с НБГ займется созданием цифрового лари. Нацбанк еще не выбрал технологического партнера. Однозначно лишь то, что им не станет грузинская компания. Дело в том, что у местных финтехкомпаний пока слишком мало опыта участия в подобных проектах. Поэтому ожидается, что техническим партнером НБГ станет иностранная компания.

— «Технология выпуска бумажных денег была разработана еще пять столетий назад. С тех пор многое изменилось. Мы живем в XXI веке — в эпоху технологических революций. Процесс революционных изменений прошел и в сфере финансовых технологий. Широко известен ряд криптовалют, которые используют новые технологии. В данном случае имеется ввиду технология блокчейн. Она позволяет легко развивать современные финтехнологии. Такая же задача стоит и перед цифровым лари — стать более современным средством оплаты. Правда, в кратчайшие сроки не реально, чтобы цифровой лари полностью заменил и вытеснил наличные и иные формы фиатных валют», — попытался успокоить Папуна Лежава.

По его словам, уже 85% центральных банков мира активно работают над введением собственных цифровых валют. — «Мы стараемся идти в ногу со временем вместе со всем миром. В различной форме центробанки уже работают над архитектурой цифровой валюты. Кто-то пока находится на этапе исследований, кто-то готовится к тестированию, кто-то уже перешел в режим тестирования, а некоторые даже внедрили свою цифровую валюту, в том числе Китай и Багамские острова. Мы тоже хотим быть частью этого передового тренда. Мы хотим при помощи цифрового лари создать новое, комфортное, средство оплаты, основанное на современных технологиях», — подчеркнул вице-президент НБГ.

— «По данным исследований, издержки использования цифрового лари составляют примерно 15% от того, что требуется в случае использования наличных денег. При этом, операционные расходы цифрового лари заметно ниже не только чем у наличных денег, а даже чем у существующей электронной формы национальной валюты. То есть цифровой лари станет более дешевым и быстрым средством платежа. Его же главное преимущество заключается в том, что он создаст условия для развития финтехэкосистемы», — считает Папуна Лежава

Между тем, по мнению эксперта в области криптовалют Алекса Судадзе, цифровой лари станет большой проблемой для коммерческих банков. — «С введением национальной цифровой валюты нынешние банковские счета и мобильный банкинг заменят электронные кошельки и мобильные аппликации. Именно с их помощью потребители будут перечислять средства, осуществлять покупки и т.д. Тогда, как банки постепенно будут отключены от этих процессов. Так, что все идет к тому, что государство в лице центрального банка постепенно начнет оказывать те услуги, которые сейчас оказывают коммерческие банки. С введением цифровых валют, все начнут получать зарплаты уже в них. Люди будут расплачиваться цифровыми валютами и роль коммерческих банков, а также фиатных валют будет сведенена к минимуму», — отметил Алекс Судадзе.

При этом, он подчеркнул, что не следует путать цифровой лари с криптовалютами вроде биткоина. — «Цифровые валюты центробанков централизированные. Это означает то, что за каждой из них стоит устойчивый эмитент в лице центрального банка. И, именно центробанки устанавливают правила игры. Это существенная разница между цифровыми валютами центробанков и криптовалютами. Криптовалюты же наоборот децентрализованы, а правил игры на их рынке практически не существует», — объяснил специалист.

Напомним, что впервые об идее введения цифрового лари Национальный Банк Грузии (НБГ) заявил в конце апреля 2021 года. Речь идет о грузинском CBDC. Его эмитентом будет НБГ. Новая грузинская валюта станет законным средством расчетов и платежа. Точная дата введения цифрового лари пока еще не названа. Указывается лишь то, что он появится в 2022 году.

СПРАВКА «Smart Press»

Считается, что активное внедрение Central Bank Digital Currency (CBDC) рекомендовал мировым регуляторам так называемый «центробанк центробанков» в лице Банка Международных Расчетов (Bank for International Settlements). К его рекомендации уже прислушались центральные банки свыше 110 стран, расположенных на пяти континентах планеты. Все они активно готовятся к предстоящей валютной реформе и финтехреволюции.

У CBDC есть ряд существенных отличий от нынешнего банкинга, а также от систем транзакций и депонирования нынешних фиатных валют. Во-первых, в отличии от них CBDC использует куда более безопасную систему распределенных реестров — «блокчейн» (Blockchain). Благодаря этому, в отличии от систем, обслуживающих банки и нынешние фиатные валюты CBDC более защищен от хакерских атак, диверсий, аварий и иных катаклизмов.

Именно использование технологии «блокчейн» и роднит все цифровые валюты центробанков с криптовалютами. Правда, на этом все аналогии между ними заканчиваются. Ведь в отличии от криптовалют, CBDC является официальным государственным средством платежа. К тому же его невозможно майнить, как тот же биткоин. Поэтому CBDC не имеет рисков, связанных с высокой волатильностью котировок, а также спекулятивного навеса, как у всех частных криптовалют.

Во-вторых, счета в CBDC обслуживаются напрямую, минуя посредников — самими же регуляторами. Принцип заключается в том, что счета всех организаций и граждан открыты непосредственно в центробанках их стран. Тогда, как в нынешней системе, счета в центробанке могли иметь только лишь банки. А это означает, что коммерческие банки потеряют свою важную функцию.

Кроме того, CBDC в отличии от фиатных валют позволяет использовать широкий спектр дополнительных опций центрального планирования экономикой — вплоть до нормирования потребления каждого гражданина. За это критики называют CBDC — «цифровыми талонами на потребление».

CBDC также легко позволяет контролировать скорость обращения денежной массы. Этого можно добиться за счет демотивации накопления средств. К примеру, если не потратить всю сумму вовремя, то часть денег просто сгорит. Такой эксперимент уже успешно провели в КНР. В этой конфигурации CBDC будет оставаться средством платежа, но при этом уже не будет являться средством накопления капитала.

Еще одной характерной особенностью CBDC является наличие двух векторов — внутреннего и внешнего. CBDC внутреннего вектора можно будет использовать только лишь на территории страны — эмитента. То есть ими нельзя будет расплачиваться за товары и услуги, произведенные и оказываемые зарубежом. Специально для этого приспособлена валюта внешнего вектора. Именно она и предназначена для осуществления трансграничных расчетов.

Правда, тут есть свои тонкости. Регуляторы могут не позволить осуществить ту, или иную трансграничную транзкцию, отказав в выделении определенной суммы в валюте внешнего вектора. Например, они могут посчитать ту, или иную операцию сомнительной, либо просто нецелесообразной. Поводом для этого может быть то, что она не отвечает интересам национальной экономики, хотя бы потому, что на данный момент не входит в перечень приоритетных задач. То есть тем самым фактически вводится государственная монополия на все внешние расчеты.

Более того, само государство может использовать в трансграничных расчетах лишь определенные лимиты валюты внешнего вектора, установленные на основе валютных свопов (Swap Line). Их утверждают центробанки стран — торгово-экономических партнеров в двухстороннем режиме. Основой для их формирования может служить платежный счет, сверстанный на базе платежного баланса в двухсторонней внешней торговле и в иных расчетах.

Страны также могут покрывать дефицит в двухстороннем платежном балансе в виде выделения межгосударственных займов (оперативных, краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных). Может быть также задействован механизм обеспечения гарантий по займам в форме залога. Им могут стать признанные обеими сторонами глобальные и региональные цифровые валюты.

Речь идет о стаблкоинах (Stablecoin). Таковыми являются валюты международных эмитентов, обеспеченные корзинкой цифровых валют ведущих экономик (мира, макрорегиона), или корзинкой подтвежденных физических запасов стратегических ресурсов (золото, промышленные металлы, электричество, энергоносители и др.).

Еще по теме:

Центробанк центробанков делает ставку на CBDC

В роли денег будут персональные, скоропортящиеся, электронные талоны

CBDC оставит вкладчиков с низкодоходными цифровыми деньгами, горящими в их виртуальных карманах

Обнародованы параметры потребления в цифровом концлагере

ЦБ Франции, Швейцарии и Банк Международных Расчетов тестируют трансграничный CBDC

Федрезерв США готовит документы по выпуску цифрового доллара

В Пекине протестируют национальную цифровую валюту КНР

ЦБ РФ: будущее финсистемы за цифровой валютой центробанков