Грузия может стать уникальным мостом между двумя глобальными проектами

28.01.2024 | | | 1567

Грузия может стать уникальным мостом между двумя глобальными проектами

В прошлом году Грузия подписала договор о стратегическом партнерстве с Китаем и получила статус кандидат в члены Евросоюза. До этого стратегический союз был заключен с Азербайджаном и Турцией. В 2024 году меморандум «О стратегическом партнерстве» был подписан и с Арменией.

По сообщению армянской стороны, Тбилиси и Ереван договорились «упростить процесс перевозок грузов и их таможенного оформления, а также приложить усилия для разблокирования торговых и транспортных каналов Южного Кавказа».

В ходе выступления грузинского и армянского премьеров была затронута тема мирного урегулирования конфликтов на Южном Кавказе. Ведь, официальный Тбилиси является медиатором между Баку и Ереваном. Армянский премьер также поднял вопрос перспектив развития международных транспортных коридоров. Он отметил, что Южный Кавказ может стать важным региональным путем между югом и севером, западом и востоком, приведя в пример проект черноморского подводного кабеля.

Хотя, что касается подводного кабеля, то с ним как раз есть масса вопросов. Пока неизвестно его технико-экономическое обоснование. Проще говоря, проект может оказаться утопией, или же слишком дорогим удовольствием. А вот, что касается прокладки нового оптоволоконного интернет кабеля, то с этим как раз вопросов не возникает.

Впрочем, есть также идеи и в области энергетики. Речь идет о снабжении Европы новым видом топлива — «зеленым водородом». Он может производиться при помощи электроэнергии, произведенной в Грузии, Азербайджане и Армении, а затем транспортироваться морем на базе модернизированных аналогов нынешних газовозов. Тоже самое касается и газа. Сейчас Грузия является узлом поставок природного газа из Азербайджана и России. В перспективе к этому вполне может добавиться газ из стран Центральной Азии и Ирана.

Причем, речь идет не только о газопроводах. Запустив производственные мощности по сжижению газа можно производить значительные объемы СПГ и экспортировать их в ЕС. Это снизит риски для газоснабжения Европы в виде новых катаклизмов на Ближнем Востоке, а также застрахует от ненадежных поставщиков в лице США. Живой пример тому — недавнее решение Вашингтона. Напомним, что на фоне конфликта с Техасом, американские федеральные власти перекрыли поставки СПГ в ЕС.

Многие наблюдатели склонны видеть во внезапном стратегическом партнерстве с Арменией руку Парижа. Не секрет, что Франция активно лоббирует интересы Армении. Причем, французские политики делают это порой настолько агрессивно, что даже рискуют реально испортить свои отношения с Азербайджаном. Основная причина кроется в том, что французские власти хотят понравиться многочисленной и влиятельной армянской диаспоре.

В конце 2023 года Армения получила транзитом через Грузию подарок из Франции — 24 бронемашины «Bastion». Правда, для серьезных военных действий они мало пригодны. Такие машины куда больше сгодяться для полицейских операций. Вскоре ожидается ещё одна поставка. Сообщается, что в нее войдёт 26 единиц аналогичной техники, три радиолокационные станции «Ground Master GM 200», а также зенитно-ракетный комплекс «Mistral MK 3». Кроме того, Армения рассчитывает на помощь США и Франции в переводе армии на стандарты НАТО и в подготовке армянских военнослужащих французскими и американскими военными инструкторами.

Конечно, все это никак не поможет в случае срыва мирных переговоров и начала новой войны уже весной — летом 2024 года. Что же касается излишней активности Парижа и Вашингтона, то она лишь усугубит и без того сложное положение Еревана. Ведь, реальными возможностями в регионе располагают вовсе не Америка и не Франция, а всего лишь три игрока — Турция, Иран и Россия.

Для властей Франции и США вопрос Армении — это больше реверанс армянской диаспоре. Америке сейчас совсем не до Армении. Тогда, как Южный Кавказ для Франции никогда не был традиционной зоной влияния. Тем более сейчас, когда Франция быстро теряет позиции даже там, где она их до сих пор еще как-то сохраняла. Речь идет об Африке. За последние несколько лет французским войскам пришлось спешно покинуть Мали, Буркина-Фасо и Нигер. Теперь же французов выдавливают уже из их последней африканской колонии — Чада.

В случае ухудшения отношений с Баку французская сторона рискует получить серьезные проблемы со снабжением стратегическим сырьем — ураном. Сейчас он идет из Казахстана транзитом через Азербайджан, а затем уже и Грузию. От этих поставок критически зависит вся французская электроэнергетика. Что же касается прямого военного присутствия Франции, или Америки на Южном Кавказе, то это категорически не приемлемо ни для Турции, ни для Ирана, ни для России. Так, что даже чисто гипотитечески, помочь Армении они просто никак не смогут. Времена уже другие. Любого незванного чужака в регионе блокируют и даже прихлопнут. В случае серьезной заварухи, Парижу и Вашингтону останется только выражать озабоченность и «жаловаться в спортлото».

Нынешние грузинские власти давно крутят «лямур тужур» с Парижем. В юные годы нынешний премьер Ираклий Гарибашвили учился во Франции и даже подрабатывал там официантом. Именно в Париже он познакомился со своим будущим патроном — основателем правящей партии Бидзиной Иванишвили. Последний вплоть до своего прихода в грузинскую политику имел французское гражданство. При этом, во Франции уже давно и прочно осел один из его сыновей. С французским провансом «лапаракает» и нынешний президент Саломе Зурабишвили. Она всю жизнь проработала в системе французского МИДа. Потом заведовать грузинским МИД-ом ее поставил президент Михаил Саакашвили. Затем уже Бидзина Иванишвили сделал из нее грузинского президента.

Сейчас Париж взял на себя миссию по разруливанию логистических цепочек. Они стали заложниками нового конфликта на Ближнем Востоке. Как раз этой цели служит и нынешний визит в Индию французского президента Эмманюэля Макрона. Больше заниматься этим в Европе совсем уже некому. Германия давно кастрирована в плане внешней политики, а Великобритания ведет исключительно свою игру. Лондон и так имеет прочные позиции в Центральной Азии и на Южном Кавказе.

В последние годы Армения активизировала военное и экономическое сотрудничество с Индией и Грецией. И, это далеко не случайно. Это не просто дружба с Грецией против Турции. Греция является одной из конечных точек большого торгового маршрута между Востоком и Западом. Индия же его отправная точка. В этом контексте Индия рассматривается на Западе, как альтернатива «мировой фабрики» в лице Китая.

Главная ветка нового маршрута должна была пролегать через Мумбаи — в Индии, Дубай, Эр-Рияд — в Саудовской Аравии и Хайфу — в Израиле, а оттуда уже по морю идти в страны Евросоюза. Война на Ближнем Востоке заморозила реализацию проекта этого маршрута. Хотя, в целом у коридора «Индия — Ближний Восток — Европа» осталась масса альтернативных веток. Одной из них является маршрут Индия — Иран — Армения, откуда грузы могут поступать в Грузию и по Черному морю идти в Европу.

Вовсе не случайно в начале января 2024 года Иран предоставил Армении возможность использовать свои морские порты Чахбехар и Бандер-Аббас для торговли с Индией. В амбициозные планы на будущее входит подписание международного соглашения о создании нового торгового маршрута. Он призван соединить Индийский океан с Черным морем.

Армения давно и плотно торгует с Ираном. Наряду с широкой линейкой товаров, из Ирана в Армению поступает природный газ, а обратно экспортируется электроэнергия. Давние особые отношения с Тегераном есть и у Парижа. В экономике ИРИ давно представлен большой французский капитал. Ранее Франция вместе с кланом Хиллари Клинтон были основными лоббистами отказа от военной кампании США против ИРИ. Ныне же Франция дистанцировалась от разборок в Красном море с хуситами, за которыми стоят интересы Ирана.

Именно поэтому требования Баку о создании Зангезурского коридора вызвал гневную реакцию не только со стороны Тегерана, но и Парижа. Главная причина этого — сугубо прагматичные интересы. Ведь, он может перекрыть границу между Арменией и Ираном, что поставит крест на верхней ветке большого транспортного маршрута «Индия — Европа». Другой риск — это втягивание собственно самого Ирана в большую войну на Ближнем Востоке.

Безусловно, участие в создании «торгового моста» между Европой, Ближним Востоком и Индией является для Грузии крайне заманчивой перспективой. Правда, Тбилиси уже участвует в другом мегапроекте. Это — «Средний коридор». Он соединяет Китай с Центральной Азией, Южным Кавказом и Европой. Сейчас он проходит по территории КНР, Казахстана, пересекает Каспийское море, откуда попадает в Азербайджан, а затем в Грузию и дальше в Турцию и на Черное море.

Объединить на своей территории сразу два мегапроекта — очень сложная задача. По сути это означает, что Грузия станет уникальным по нынешним временам нейтральным и многовекторным, транспортным и логистическим хабом. Правда, до этого еще требуется научиться жить без Америки и дождаться того, чтобы крупные державы как-то между собой договоряться. По большому счету, сейчас все зависит от региональных игроков — Турции, Ирана и России, а также от сюрпризов со стороны «туманного Альбиона».

В случае если амбициозной задумке суждено будет сбыться, Грузия может рассчитывать не только на значительные профиты и преференции, но и гарантии со стороны обоих конкурирующих между собой глобальных проектов. Условно назовем их — китайский проект социального рейтинга и западный проект экологических лимитов. Причем, от самой грузинской стороны вовсе не требуется участия ни в их экспериментах, ни в войнах, ни в соревнованиях между моделями их проектов. Тут скорее все как раз наоборот. Нужна будет равноудаленность от них обоих.

Вахтанг Мгеладзе, специально для «Smart Press»

«Smart Press» в Telegram: подписаться>>>

Еще по теме:

Третье пришествие — это билет в систему 2030

Евробюрократии предстоит сдать тест на психическую вменяемость

Вахтанг Мгеладзе: пора заканчивать с профанацией политики