Евробюрократии предстоит сдать тест на психическую вменяемость

07.11.2023 | | | | 2339

Евробюрократии предстоит сдать тест на психическую вменяемость

На днях завершается очередной этап истории с присвоением Грузии статуса кандидата в члены Европейского Союза. Уже 08 ноября Еврокомиссия должна дать свое заключение по этому поводу. Именно на его основе 14-15 декабря 2023 года Евросовет примет итоговое решение.

В преддверии предстоящих событий, вопросы и перспективы грузино-европейского партнерства редакция «Smart Press» попросила прокомментировать аналитика Вахтанга Мгеладзе. Ему принадлежит масса уже сбывшихся прогнозов.

Прямо перед началом февральской войны между Россией и Украиной, в интервью «Smart Press» эксперт предсказал, что масштаб войны выйдет далеко за прежние рамки приграничного конфликта, спрогнозировал «войну санкций» и предостерег Грузию от участия в «торговых войнах».

Ранее аналитик предсказал и другие знаковые события. В их числе: приток российских релокантов и повторение тренда миграции 1918 — 1921 годов — в январе 2021 года; о грузино-российской войны 2008 года — в ноябре 2007 года; решение об уходе Эдуарда Шевардандзе по итогам переговоров с Джеймсом Бейкером, прошедших до «революции роз» — в июле 2003 года. И, это далеко не полный перечень.

Итак, начнем. Что реально представляет из себя статус кандидата и что измениться для Грузии с решением Европейского Союза?

— По сути статус кандидата ЕС как раз ни к чему не обязывает. Это просто очередная бюрократическая процедура. Вы знаете такой трюк, когда наездник держит перед осликом морковку на удочке и он идет за ней. Вот, что-то в этом духе. Соседняя Турция является официальным кандидатом в члены ЕС начиная с 1999 года. С тех пор прошла почти четверть века.

В определенной среде Тбилиси модно сравнивать процесс вступления в ЕС с опытом республик Прибалтики. Но, в этом плане пожалуй единственное, что нас с ними роднит — это общее советское прошлое. Главная разница заключается в геополитических реалиях. Во-первых, Литва, Латвия и Эстония вступали в ЕС совсем в другую эпоху. На заре XXI века Европа была намного сильнее, богаче и привлекательнее. Глобальная система еще не выработала свой ресурс и всем казалось, что она на пике. Это был далекий 2004 год. Добавьте к этому географические реалии. Страна — не мебель. Ее нельзя просто перенести и поставить на новое место. От системообразующих стран ЕС до Прибалтики — рукой подать. Грузия же находиться значительно дальше от границ ЕС, чем та же Украина и Молдавия. К тому же, все наше соседство далеко не европейское.

Реально, ни Украина, ни Молдова тоже не получили бы статус кандидата в июне 2022 года, если бы не война. Для них это как бы поощрительный приз. Статус был предоставлен им вне очереди, как бы авансом, минуя многие этапы и процедуры. Ни для кого не секрет, что Грузия опережала их по многим параметрам. В итоге, Грузии досталась лишь «европейская перспектива». Украина стала кандидатом — как герой войны, а Молдова получила статус «прицепом», как вероятный второй фронт.

С тех пор прошло уже более полутора лет. Хорошо, не будем сравнивать с Украиной. В конце концов, там идет война. Но, ведь в Молдове войны пока нет. Так, где же неслыханные европейские щедроты, успешные реформы, а тем более молдавское экономическое чудо?

Грузии же, с ее скромной «европейской перспективой», за последние полтора года как раз есть чем похвастаться перед теми же странами — кандидатами. Мы сохранили мир, обеспечили двузначный экономический рост, укрепили национальную валюту, нарастили транзит и экспорт, увеличили валютные поступления и экономическую активность, достигли устойчивого развития и реализуем целый ряд крупных проектов. Кстати, в их числе проекты от которых во многом зависит будущее Европы.

За последние полтора года эпопея с кандидатством не сходит из топа новостей. Системная оппозиция и мейнстримные масс-медиа всем уши уже прожужали со своим заветным статусом. Что же в нем такого особенного? За все время был озвучен лишь один реальный довод. Это — перспектива получения грантов от ЕС в размере 400 миллионов евро в год.

Но, извините, сейчас уже не 1990-ые годы. Один только государственный бюджет Грузии на 2024 года составляет сумму в размере 28.500.000.000 лари. То есть весь гешефт кандидата — где-то 4% от госбюджета. Как-то не жирно. А если учесть, что гранты пойдут на те нужды, на которые их выделят, да еще и будут тратиться так, как это решат евробюрократы, то выхлоп получится вообще никакой. Лучше бы они одарили ими своих же граждан, при условии, что они должны потратить эти деньги в Грузии. Тогда бы они до нас дошли и что-то бы осело в грузинской экономике.

Получается, что статус кандидата это больше политика, чем экономика?

— Безусловно. Сам статус кандидата — это просто такой титул. К тому же политика сегодня и политика в самом начале процесса евроинтеграции — это две совершенно разные вещи. Во многих интервью я говорил, что мир после пандемии не будет прежним. Евробюрократия и вся грузинская системная оппозиция застряли в допандемической эпохе, а эти времена безвозвратно прошли.

Пандемия была предсмертной агонией ультраглобалистов. Они с наскока попытались натянуть сову на глобус. Опытным путем было доказано, что мир не готов принять мировое правительство и диктат корпоратократии. По итогам эксперимента, герантократии и идиотократии был вынесен смертный приговор. Мавр сделал свое дело — мавра можно и в расход.

То, что старая версия нового мирового порядка давно трещит по швам и ремонту уже не подлежит, в октябре 2023 года признал даже старина Джо Байден. При этом персонаж, который не хватал звезд с неба даже в лучшие времена расцвета своих сил, заверяет, что ему по силам выстроить обновленный мировой порядок. Но, это не 100-летний Генри Киссинджер, который в свои преклонные годы соображает получше, чем любой из нынешних публичных персонажей мирового театра абсурда.

Никому не советую ждать чуда. Джо Байдену дотянуть бы до окончания выборов, что уж там говорить о новом миропорядке. Не забывайте, что для выстраивания ныне почившего в бозе старого мирового порядка потребовалось несколько десятилетий, крах целого ряда империй, демонтаж социального и политического устройства и перекройка границ почти по всей планете, а также две мировые войны. Для всего этого у старины Джо нет ни ресурсов, ни личных данных, ни лимита времени.

За год до откровений старины Джо, в октябре 2022 года, такой крупный мировой игрок, как Китай заявил о том, что ему тесно в формате «вашингтонского консенсуса» и он намерен выстраивать свою собственную глобальную модель. Процесс глобализации, как это уже бывало в мировой истории и ранее, захлебнулся. Стартовала новая фрагментация мира. По сути, старая система рухнула и все принялись делить ее наследство.

Поэтому нет никакого смысла рассматривать ситуацию в 2023 году из призмы далекого 2014 года. Именно тогда Грузия подписала соглашение «Об ассоциации с ЕС». Те времена давно канули в лету. Спустя девять лет забавно вспомнить, как власти и оппозиция пытались записать себе очки за евроинтеграцию, а президент и премьер локтями расталкивали друг друга за право считать себя главными евроинтеграторами.

Тогда на фоне всеобщей эйфории, корпорации и евробюрократы протащили килограммы полезных для себя приложений к соглашению. Как шулеры, они подложили их фактически втихаря, под шумок праздничных реляций. По этому поводу не было никакого широкого общественного обсуждения и консенсуса. Целый пакет регуляций и обязательств был навязан ими втихую. На выходе экономика страны получила лишний финансовый груз, рост цен и себестоимости. В значительной степени именно их надо благодарить за высокий уровень инфляции последних лет.

Шли годы. Сменялись процессы. Но, этого в упор не видели доморощенные еврофилы. Им было не до этого. Они были очень заняты ретрансляцией модных мантр и нарративов. Евробюрократия сама себя загнала в Грузии в угол. Вначале были двойные стандарты, а потом заведомо невыполнимые требования типа: сделайте сами себе харакири.

Возьмем хотя бы ультиматум деолигархизации. Под этим новоязом кроется «дебидзинизация», выражаясь лексикой системной оппозиции. Речь идет о неформальном правлении Бидзины Иванишвиили. С поста премьера он ушел в конце 2013 года. С тех пор прошло более 10 лет. Но, почемуто-то вплоть до последнего времени никаких претензий к нему не возникало.

Тоже самое с «судебным кланом». Многие судьи достались в наследство системе еще от Михаила Саакашвили. О проблемах в «третьей власти» было известно многие годы, но лишь недавно евробюрократы снизошли со своих звездных небес на грешную грузинскую землю.

Именно с подачи евробюрократии грузинским властям удалось затушить политический кризис 2020 года. Тогда системная оппозиция сделала свой выбор. Грузинский политикум оттолкнул своих избирателей по команде из Брюсселя. Евробюрократия своими же руками слила свой фан-клуб. Такой никчемный и ручной политбомонд, не обладающей внутренней лигитимностью, нравится евробюрократам. В этом у них много общего.

В Брюсселе слишком понадеялись на пиар, не учли новые реалии и явно переоценили свои возможности. Евробюрократы слишом привыкли считать всех за идиотов, а себя любимых — за «священных коров». Они не хотят понять, что эпоха «священных коров» осталась в допандемической эре, а единственное верное правило сейчас только одно. Оно гласит о том, что правил больше нет.

Полная беспомощность евробюрократии была отлично продемонстрирована в ходе многих событий. Для этого не нужно куда-то далеко идти. Возьмем хотя бы последний конфликт между Арменией и Азербайджаном. Иллюзия влияния Евросоюза на Южном Кавказе лопнула, как мыльный пузырь. ЕС наглядно показали его истинное место в регионе. Нелепые требования и неадекватные окрики европейских деятелей, смотрелись просто глупо.

Всем стало очевидно, что ЕС не в состоянии обеспечить чью либо безопасность. Для этого в регионе есть всего три игрока: Турция, Россия и Иран. Нужно договариваться с ними, или задвинуть их, что является задачей не из легких. Это посложенее чем ретрансляция трендовых мантр продвижения повестки LGBTQ+ сообщества, гендерных вопросов, зеленой трансформации и далее по модному списку.

Не только Евросоюз, а весь коллективный Запад, находиться сейчас далеко не в лучшей форме. Система обременена неподъемным грузом. Она давно выработала свой ресурс. Ее раздирают многие непреодолимые противоречия и конфликты. Тут и война в Украине, с возможностью ее расширения на другие страны Восточной Европы. К ней добавилась новая война в Палестине, с детонацией на другие страны Ближнего Востока.

Совсем недалека война на Тайване, с расползанием на весь регион Юго-Восточной Азии. К тому же, не стоит сбрасывать со счетов культурные войны внутри самих стран коллективного Запада. Добавим к этому еще чехарду смены режимов и конфликтов в Африке. На это обращают мало внимания, но форпосты борьбы с тяжелым наследием колониализма до сих пор и были бенефициарами неоколониальной политики в Африке.

Проблем во всем мире накопилось действительно много. Причем все это происходит на фоне глобального изменения климата. Одно только это полностью исключает дальнейшее существование прежней социальной и экономической модели, а также привычных темпов потребления.

Чем вызваны противоречия нынешней грузинской власти и евробюрократии?

— Евробюрократия по сути своей придерживается антинациональных и антигосударственных взглядов. Они точно такие же идеологические враги отдельно взятых европейских стран, как и любых других. Для них не приемлемо само наличие национальных интересов. Это наднациональный институт управления. Но, управляющий субъект должен быть по крайне мере сложнее объекта управления. Как раз с этим на фасаде старого миропорядка, в том числе в дебрях евробюрократии, большие проблемы.

Как правило, горе-политки считают всех вокруг еще большими идиотами, чем таковыми являются сами. Евробюрократы по-старинке попытались взять на понты. Не имея хороших карт на руках эти умники решили блефовать. Они врубили на полную катушку генераторы белого шума и попытались подтолкнуть к тому, чтобы в психопатическом порыве евроатлантической солидарности Грузия прострелила бы себе ногу. Ну, если уж не второй фронт, так хотя бы даешь истерику и блокаду. Цель — спровоцировать социально-экономический кризис и передать власть своим послушным клоунам, на блюдечке с голубой каемочкой. Но, грузинские власти не пошли на поводу. Экономика не только устояла, но и окрепла.

Вообще, геополитическая турбулентность пошла Грузии на пользу. Более того, впервые за многие столетия она дала шанс стране вновь обрести выгодную геополитическую функцию. Ведь, любой кризис — это не только лишь проблемы, но и возможности. Так получилось, что сегодня уже не Грузии нужен Европейский Союз, а Европейскому Союзу нужна Грузия. И, с новыми реалиями Брюсселю придется считаться.

По сути идет мировая война за новые торговые пути. У Грузии есть шанс стать кавказской Швейцарией в области транспорта и логистики. Но, для этого необходим нейтральный статус и многовекторная внешняя политика.

Хочет того евробюрократия, или не хочет, но европейской экономике нужен доступ к ресурсам и рынкам. Для этого требуется альтернативный путь доставки сырья и товаров. У ЕС нет ни малейших шансов установить монопольный контроль за работой транзитного коридора. Зато еще есть возможность воспользоваться всеми благами участия в его эксплуатации.

Конечно, припадки бешенства в Брюсселе вполне могут взять верх над здравым смыслом и рассудком. Евробюрократия может решиться потянуть резину с присвоением статуса, пытаясь организовать очередной цирк — иммитацию политического кризиса и беспорядки. Нечто подобное мы уже наблюдали в ходе выступления «мартовских котов». Будет ли это иметь последствия? Для Грузии — не особо, а вот для Европы — будет.

Малочисленные жирные коты из инфантильной, глобализированной прослойки — негодный материал для революций. Для этого они слишком дорожат своим комфортом и жизнью. Им есть что терять. Это наглядно продемонстрировали недавние события после выборов в соседней Турции.

За несколько десятилетий проб и ошибок грузинский народ заметно помудрел. Подобный бунт на пустом месте будет раздавлен, а его заказчики заслуженно получат пинок под зад. Тем самым, вместо того, чтобы хоть как-то сохранить лицо и обозначить свое присутствие в регионе, Европейский Союз потеряет даже то, что имеет. Впоследствии Европа сама постарается восстановить сотрудничество и доверие. Но, это обойдется европейцам уже намного дороже.

Беседовал Ираклий Ахалкаци

"Smart Press" в Telegram: подписаться>>>

Еще по теме:

Геополитическая напряженность может довести Грузию до коллапса

Потери Грузии от нового кризиса составят не менее двух миллиардов долларов

Закон раздора

Нет, ребята, все не так. Все не так, как надо!

Грузинские эксперты обнулили системную оппозицию